Экология предприятия

экология предприятия



 
Предыдущая Следующая

Тем временем в Орде произошло событие, имевшее далеко идущие последствия. Молодой хан Узбек ввёл ислам в качестве официальной религии. Обращение Золотой Орды в мусульманство знаме­новало начало нового этапа в отношениях с Русью — эпохи беспрестанных политических убийств русских князей и возобновления карательных экспедиций на Русь, которые почти пре­кратились в конце XIII — начале XIV столетий. Узнав об этом, Михаил немедленно отправился в столицу Орды — Сарай — и провёл там около двух лет, пытаясь наладить отношения с ордынским повелителем. Юрий Данилович не терял времени даром. Он сумел вновь разжечь недовольство в Новгороде, и оттуда были изгнаны тверские наместники. Новгородцы объявили войну вели­кому князю. До битвы дело не дошло, но и мирный договор не был заключён.

Михаил Ярославич появился на Руси с татар­ским отрядом и ярлыком на великое княжение. Юрия Узбек настойчиво звал в Орду. Так, пожалуй впервые в жизни, московский князь оказался в положении ослушника всесильного сарайского властителя. Сложившаяся ситуация была не из приятных, и Юрию не оставалось ничего другого, как отправиться к хану. В Сарае он щедро одаривал ханских жён и вельмож, пытаясь заручиться их поддержкой на будущее. Всё это время он непрерывно интриговал против своего недруга, а тверской князь никак не мог ему помешать, поскольку был занят беспрестанными сварами с Новгородом.

В 1316 г. Юрий Данилович возвращался на Русь с триумфом. Мало того, что он вёз с собой ярлык на великое княжение, отобранное у его соперника, и жену — ханскую сестру Кончаку (в крещении Агафью), его ещё и сопровождал сильный татар­ский отряд с предводителем Кавгадыем во главе.

СЛАВА И ГИБЕЛЬ МИХАИЛА ТВЕРСКОГО

Противостояние Юрия и Михаи­ла вступало в ре­шающую фазу. Узнав о приходе Юрия с ханским послом, тверской князь отступился от великого княжения, надеясь сохранить хотя бы свой ро­довой удел. Однако новый великий князь не скло­нен был идти на подобный компромисс. В 1317 г. под Тверью, рядом с урочищем Бортенево, состо­ялась битва московских сил вместе с татарской подмогой против тверских полков Михаила Ярославича. Юрий был разбит наголову, а его жена, брат Борис и Кавгадый попали в плен к побе­дителю. Михаил оказался в крайне щекотливом положении, поскольку разгром ханского отряда означал неповиновение самому Узбеку. В довер­шение всех прочих сложностей в плену умерла жена Юрия, Агафья-Кончака. У московского кня­зя появилась возможность обвинить Михаила Тверского в смерти ханской сестры. Это обвинение поддержал и побывавший в тверском плену Кавгадый. Жизнь тверского князя повисла на волоске. Прибывший в Тверь ордынский посол Ахмыл звал Михаила к хану.

Михаил Тверской в Орде.

 

 

 

 

нен: «Не вас, детей моих, требует царь к себе, головы моей он хочет. Если я уклонюсь, то земля моя будет пленена, и множество христиан перебито. И после того придётся мне умереть. Так уж лучше положить свою душу за многие души».

Михаил Ярославич нашёл Узбека в Донском кочевье. Там состоялось судилище над ним, на котором председательствовал Кавгадый. Тверского князя признали виновным, надели на него колодку и   как   преступника   повезли   в   ханском   обозе.

Однако последнее слово оставалось за Узбеком. О последних месяцах жизни Михаила Ярославича с поразительной силой рассказывается в русской летописной «Повести о Михаиле Тверском». Ещё не приговорённого к смерти, томящегося в неве­дении, его возили вслед за ханом, подвергая постоянным унижениям и оскорблениям. Однаж­ды, забитого в колодку, его вывели на торговую площадь на всеобщее обозрение. То и дело донимали его кредиторы, которым он задолжал во время своего пребывания в Орде. По ночам, чтобы поддержать силу духа, Михаил предавался молит­вам и чтению псалмов. Наконец, судьба его была решена. Михаил заранее узнал об этом и достойно принял смерть. Перед тем как лишить жизни, князя долго били, а затем слуга Юрия, некий Романец, вырезал ему сердце. Случилось это 22 ноября 1318 г. Даже Кавгадый, увидев об­нажённое тело Михаила, с укором сказал Юрию: «Это брат твой старейший во отца место, для чего же тело его лежит брошенное и голое?» Мститель­ный   московский   князь   по   дороге   на   Русь  не позволял помещать тело убиенного в церквах. Однако вскоре после мученической смерти Ми­хаила Ярославича, князя тверского, начали почи­тать как святого, и почитание это с течением времени распространилось на всю Русь.


Предыдущая Следующая
 
© All rights reserved. Materials are allowed to copy and rewrite only with hyperlinked text to this website! Our mail: enothme@enoth.org