Здесь

Смотри здесь запчасти для liebherr.



 
Предыдущая Следующая

Антисемитское движение в Австро-Венгрии и Франции не имело столь ярко выраженных черт, как в Германии. Но и в этих странах существовали антисемит­ские Христианско-социальная партия (в Австро-Венгрии) и Партия национали­стов (во Франции). Франция перешагну­ла в век XX с делом Дрейфуса — делом, которое возмутило весь мир. И тем не менее для оправдания офицера фран­цузского генерального штаба Альфреда Дрейфуса, обвинённого в 1894 г. в из­мене родине только потому, что он ев­рей, потребовалось 12 лет.

Переплёт древнееврейской рукописи. Фотография конца XIX в.

599

 

 

 

«ПЕРЕД ВАМИ ОТКРЫТА ЗАПАДНАЯ ГРАНИЦА ИМПЕРИИ...»

Цареубийство 1 марта 1881 г. повергло страну в шок. Террор, набиравший всё больший размах, держал общество в со­стоянии крайнего напряжения. Опаса­лись, что Россию ждёт эра беззакония. В этой атмосфере неуверенности и стра­ха чрезвычайно обострились антиеврей­ские настроения. Немалую роль здесь сыграло участие образованной еврей­ской молодёжи в революционном дви­жении вообще и в деятельности тер­рористических групп в частности. Поползли слухи о том, что убийство Александра II организовали евреи. Слу­хи подхватили некоторые центральные, а в основном провинциальные газеты. В прессе делались намёки о готовящейся расправе над евреями. Поговаривали, что в крупные города Юга России из Санкт-Петербурга прибывают некие эмиссары и ведут с местным начальст­вом речи о «возможном взрыве народ­ного негодования против евреев», кото­рому не следует противодействовать.

Накануне христианской Пасхи в Елизаветграде, на юге страны, уже по­всюду толковали о том, что скоро будут «бить жидов». Власти ввели в город вой­ска. Но первые дни праздника прошли спокойно, и военный отряд покинул Елизаветград. Сразу же начались бесчинст­ва. На улицах собирались пьяные разъя­рённые толпы. Затрещали окна и двери еврейских лавок и магазинов. Товары расхищались или уничтожались. По­громщики врывались в дома евреев. В воздухе носились тучи пуха и перьев из разодранных перин. Улицы были загро­мождены обломками дверей, рам, мебе­ли, усыпаны осколками стекла. Погром продолжался и весь следующий день. К вечеру банды погромщиков пополнились крестьянами из окрестных деревень, прибывших в город, чтобы поживиться чужим добром. Добычу увозили на те­легах. Только утром третьего дня погро­ма в город вновь вошли войска и быст­ро восстановили в нём порядок.

Но тёмные инстинкты в народе уже были разбужены. В апреле погромы про­катились по всему Елизаветградскому уезду, а затем и по Херсонской губер­нии. В конце апреля страшный погром произошёл в Киеве. О готовящейся рас­праве над евреями власти знали. Извест­на была и дата погрома — 26 апреля. Однако войска, находившиеся в горо­де, приказа не допускать беспорядков не получили. Генерал-губернатор Дрентельн распорядился лишь оповестить ев­реев о том, чтобы они не покидали сво­их квартир. Погрому, разумеется, это не помешало. Улицы города огласились криками обезумевших от ужаса людей, рёвом и гиканьем озверевших толп. 26 апреля в Киеве десятки евреев были убиты и ранены, а около тысячи еврей­ских квартир разгромлены. Историк С. М. Дубнов писал: «В предместье Кие­ва, Демиевку, шайка громил ворвалась ночью, разрушила прежде всего кабаки, напилась волки допьяна, а затем подо­жгла еврейские дома. Под покровом ночи здесь творились ужасы: многих евреев избивали до смерти или бросали в огонь...«.Христианское население спа­салось от бесчинств тем, что выставля­ло в окнах иконы, рисовало на заборах и дверях кресты. Только 27 апреля, ког­да погром возобновился с новой силой, войска и полиция быстро восстановили порядок. Таким образом, при желании власти могли подавить погром сразу после его начала. Затем погромы охва­тили Киевскую губернию. Попытки ев­рейского населения организовать отряды самообороны, как правило, поддерж­ки у местной администрации не находи­ли. Первая погромная волна заверши­лась в Одессе. Несмотря на возмущение, которое трагические события на Юге России вызвали во всём мире, власти им­перии фактически встали на сторону на­сильников. Уже во время погромов удив­ляла пассивность полиции и войск в первые часы и дни расправ. И после них действия властей красноречиво свиде­тельствовали об их истинной позиции. Кое-где были приняты «своеобразные» меры против повторения страшных со­бытий. В Киеве полиция выселила из го­рода тысячи евреев, проживавших там «незаконно». То же самое происходило в Москве, Орле и других городах вне черты оседлости. По решению судов ви­новники погромов понесли минималь­ные наказания — как «за нарушение общественного спокойствия».


Предыдущая Следующая
 
© All rights reserved. Materials are allowed to copy and rewrite only with hyperlinked text to this website! Our mail: enothme@enoth.org